illesh (illesh) wrote,
illesh
illesh

БОГИ МОЕГО ДОМА



Может и не прав я, но кажется мне с годами, что нет особой разницы - во что верить.
Похоже, я неточно выразился, попробую иначе.
Если бог, звезды или деревянный идол на ночной поляне не толкают к поступкам неправильным, плохим поступкам с точки зрения нас с вами - прохожих на улице или соседей по лифту, так медленно ползущему, что и не понять: вверх ты двигаешься или вниз - то, согласитесь, нет в верованиях большой, что и не перепрыгнуть, разницы.
Мне жена, когда много лет назад беда пришла, дала крестик, а Лысый привязал шнурок. Крепкий, правильный. Но приблизил ли меня к небесам обетованным серебрянный крестик, купленный по случаю у веселого араба на площади перед входом в церковь Гроба господня? Не думаю, и от длинного языка моего не уберег, от хамства с устатку - тоже.
Однако не снимаю его. Хотя и чуда не жду.
А вот к маленьким божкам - один, покрупнее, от камчадалов, остальные от чукч - большое почтение. Во-первых, хороши они насквозь, практически совершенны. Законченное произведение искусства. И заботиться о них - просто. Когда по случаю вспомнил,что маются без меня давно в подвале, то спустился и слегка помазюкал салом. Вот они и довольны. На глаза не лезут, не мозолят глаза, но уверен, что в тайге именно они обо мне заботятся.
Большие наводнения отводят, медведей-шатунов, лодку в струе между камнями на порогах берегут.
Откуда уверенность?
А как бы иначе удавалось из черти каких хреновин живым выбираться и спутников вытаскивать.
Кто, как не они помогали? Не МЧС же.
И будда хорош. По своему.
Он толстый, мудрый и без сала улыбается. Дом охраняет, чтобы ругани и недопонимания не было. Чтобы зависть или обида не поселились. А я его раз в год тряпочкой - замшевой, для протирки дорогих линз - обмахиваю.
Но был еще в жизни пророк. Живой и мускулистый. Со стальным прищуром и блатной улыбкой. Киваль его звали, он меня драться научил. А главное Киваля наставление до сих пор помню.
"Ты, Андрюха, никогда ничего не бзди. Друзей ментам - не сдавай ни при каких делах. Пообещал - хоть тресни, а сделай, лучше же вхолостую не трепись. Мать в комнату зайдет - встань, не обломаешься."
Вот и поселились в доме разные веры. Тихо и не назойливо, неприметно по-сути поселились. Тише сверчка. И никому - ни им, ни нам, ни гостям нашим - не в тягость.
Философии в моих рассуждениях нет ни капли. Да и на нравоучение написанное не претендует.
Просто факт: живут себе деревянный, временем битый, со скорбным ликом котолический христос с перекрестка двух лесных литовских деревенских дорог, что подобрал отец в траве и пыли, и крестик, купленный у суетливого араба-проходимца на храмовой горе, и тотемы с унылого, бело-черного, скользкокаменного, затоваренного пустыми ржавыми бочками из-под горючки, берега ледовитего океана, через который ползут на материк серые низкие тучи, и улыбчивый старый добряк-китаец из неизвестной харбинской антикварной лавки, где покупателями когда-то были только местные: англичане и русские. С китайскими паспортами.
И портрет Киваля в старом, россыпающемся альбоме, где все, кто попал в объектив - вызывающе, совершенно безнадежно молоды.
Все вместе.

Палата 806
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments